Железные изделия на Мангазее.
         Бо́льшая часть железных изделий найденных на раскопках явно привозные: судовые скобки, гвозди, сапожные подковки, шилья, швейные иглы, клинки ножей, топоры, ключи и многое другое. Однако в посадской части городища археологами были обнаружены железные шлаки, поэтому вероятнее всего в Мангазеи жили и работали кузнецы, которые обслуживали местное население – они ремонтировали и изготавливали из привозных полуфабрикатов (стального уклада и железных прутов) различные изделия из железа необходимые в быту мангазейцам. 
 
 
         Ножи встречаются 2-х типов столовые с плоским черешком и универсальные ножи с узкими острыми черешками. На черешки насаживались цельные или наборные деревянные и костяные рукоятки.Рукоятки сохранились только у единичных экземпляров и по большей части они, вероятно,  изготавливались на месте. А все клинки, судя по качеству и однотипности, были привозные.
     У некоторых экземпляров ножей сохранились уникальные рукоятки. Они украшены орнаментом, инкрустированы вставками из мамонтового бивня. Подобные вещи, несомненно, были изготовлены мастерами-косторезами. Они могли быть привозными, либо среди жителей Мангазеи оказался мастер-косторез. Известно, что в XVI – XVII веках центром косторезного ремесла на Русском Севере стали Холмогоры, а в XVII веке поток холмогорских костяных изделий хлынул в Сибирь.
 
 
         Кресало – приспособление для получения открытого огня. Имело широкое распространение до конца XVIII – начала XIX веков, когда были изобретены спички. На Мангазеи кресала встречаются двух типов – калачевидной и подпрямоугольной пластинчатой формы.
 
 
         Избы мангазейцев освещались лучинами. Горящую лучину вставляли в свете́ц.  Светцы известны по раскопкам средневековых русских памятников с  XIII века, а по некоторым данным – с XI века. Мангазейский светец представляет собой длинный четырехгранный железный штырь, верхняя часть которого увенчана тремя «пружинами»,  крайние загнуты наружу, а центральная прямая. Между этих «пружинок» и вставлялась лучина.
 
 
     Кованые гвозди в основном представлены обломками больших и средних размеров. Вероятнее всего они использовались для крепления верхних и наружных конструкций построек (например, для кровли дома), так как при раскопках в культурном слое  гвозди встречены отдельно и ни разу не обнаружены ни в досках пола, ни в отдельно лежащих досках.
 
 
       Спиралевидные сверла (буравы) сохранились во фрагментированном состоянии. В верхней части буравов имелись петли, в которые вставлялись деревянные рукоятки. В Мангазеи они использовались для просверливания отверстий больших диаметров, например, под деревянные гвозди-нагели при строительстве и ремонте судов. Похожие буравы были найдены на стоянке русских промысловиков на архипелаге Шпицберген. 
 
 
         Сундуки, привозившиеся в Мангазею в качестве товаров и тары, в экспозиции представлены отдельными деталями (сундучная ручка – дугообразно изогнутый стержень с загнутыми петлеобразными концами).
Все найденные ключи предназначались для навесных замков.Среди них можно выделить два типа ключей – с трубчатым стержнем с петлеобразной ручкой и с пластинчатым стержнем и узкой бородкой.
 
 
         Топоры. На протяжении всего средневековья железные топоры являлись важнейшим инструментом,  по своему функциональному назначению почти универсальным (изготовление жилищ, орудий лова и охоты, подготовительный цикл во многих промыслах и ремеслах, связанных с обработкой дерева). Несомненно, что в Сибирь ввозились топоры различных типов, предназначенных для широкого круга плотницко-столярных работ. Огромные партии железных товаров шли через главный торговый центр Сибири – Тобольск. Железные топоры постоянно упоминаются при описании снаряжения промышленных людей. В XVII веке в Сибири распространенным видом железного топора являлся топор с «бородкой» на обухе. Этот небольшой выступ предохранял топорище от излома. Такие железные топоры были найдены на раскопках Мангазейского городища.  
 
Используемая литература:
Белов М.И., Овсянников О.В., Старков В.Ф.,
"Мангазея. Мангазейский морской ход». Часть 1/
Под ред. д-ра. истор. наук проф.  М.И. Белова -
Ленинград Гидрометеоиздат, 1980 г.
 
Белов М.И., Овсянников О.В., Старков В.Ф.,
"Мангазея. Материальная культура русских полярных
мореходов и землепроходцев XVI-XVIIвв.». Часть 2/
Ответственный редактор  академик Б.А. Рыбакова -
Москва. Издательство «Наука», 1981 г.
 
Визгалов Г.П., Пархимович С.Г.,
Мангазея. Первый русский город
в Сибирском Заполярье
(по материалам раскопок 2001-2004 гг.)
Ответственный редактор чл.-корр. РАН Е.Н. Носов –
 Нефтеюганск – Екатеринбург, 2007 г.
 
Визгалов Г.П., Пархимович С.Г., А.В. Курбатов,
Мангазея. Кожаные изделия
(материалы 2001-2007 гг.)
Ответственный редактор чл.-корр. РАН Е.Н. Носов,
 д-р ист. наук А.И. Сакса –
 Екатеринбург, Издательство АМБ  2011 г.
 
Визгалов Г.П., Пархимович С.Г.,
Мангазея: усадьба заполярного города/
Под редакцией канд. Ист. Наук А.Я. Труфанова-
Нефтеюганск;
Екатеринбург: «Издательская группа Караван», 2017 г.
 
 
 
Зимнее снаряжение охотника-селькупа
 
         Зимним снаряжение охотника-селькупа были лыжи, покрытые шкурами с ног оленя, лыжи голицы и лыжная палка с железным наконечником.
         Селькупы делают лыжи из ели. Раскалывают бревно на плахи, обтесывают топором, выстругивают рубанком с носка до пятки. Затем при помощи специального станка прогибают в середине, носке и пятке и выдерживают в таком положении некоторое время. Потом оклеивают мехом выдры, оленьим или лосиным камусами. Клей вываривается из чешуи (кожи) щуки. Лыжи без меха называются  голицами и служат для ходьбы по насту.
 
        
         Лыжная палка имеет костяной или железный крючок и кольцо. Крючок служит для снятия комочков снега, налепившихся под пяткой во время ходьбы на лыжах. Кроме того, охотник, найдя беличье гнездо, легонько царапает крючком по коре дерева, и белка, услышав шорох, выскакивает из гнезда. Кольцо на лыжной палке служит, как обычно, упором при  ходьбе на лыжах.
 
 
Хомич Л.В., Ириков С.И., Аюпова Г.Е.,
"Тазовские селькупы": Очерки традиционной культуры/
Под ред. канд. ист. наук Л.В. Хомич. -
СПБ.: филиал изд-ва "Просвещение", 2002 г.
 
 
 
 

Водный транспорт в жизни селькупов

 

 Водный транспорт в жизни селькупов имел большое значение. Селькупы широко пользовались долбленками – ветками с прямыми распорками и ветками больших размеров, имевших долбленое днище и широкие надставные борта.

Ветка – русское название небольшого челнока, долбленого из целого дерева. Это наиболее простая форма лодки. Долбленка длинной от 4 до 7 м. и шириной от 50 до 90 см. выдалбливалась из ствола кедра, осины и имела 10 поперечных распорок для прочности и сохранности формы.

Селькупское название лодки-долбленки – анты, лодки – алако.

   

Лодка долбленка - ветка

Селькупы изготовляли ветки весной, в конце мая. Из кедра и – редко – из осины, сосны. В обработку шло сырое, только что срубленное дерево без сучков. Глубина ветки рассчитывалась исходя из народной меры: на полный обхват (ти), два обхвата (щиты ти), три обхвата (некыр ти).

С бревна снимали кору, обтесывали топором переднюю (носовую) часть (антын укы) и корму (антын чипы). Затем вырубали углубление при помощи тесака (корсан) и топора (пичи). Тесаком вырубали продольный паз шириной 30-35 см. и вычищали его. Затем доводили дно и стенки до заданной толщины. Чтобы не нарушалась целостность боков и дна, на равном расстоянии друг от друга сверлили отверстия, в которые ровными рядами вставляли шпеньки (типы), по длине соответствующие предполагаемой толщине бортов и дна. Заготовка обрабатывалась тесаком до тех пор, пока не показывались концы вбитых шпеньков.

   

Шаблон для изготовления шпенек (типы - сельк.)

Затем разводили костер, строили две пары козел и на них, около костра наклонно устанавливали ветку, заливали ее водой, пропаривали, поворачивая и медленно расширяя.

После этого между бортами ветки вставляли упоры, все время, увеличивая их длину. Так ветку разводят до нужной ширины. Затем окончательно ставят поперечные распорки (таты), отделывают носовую часть, корму и сглаживают рубанком (мирсан) все неровности. Если есть небольшие трещины или сучки, то ветка смолится, после чего она готова к использованию.

Концы ветки в носовой и кормовой части туго завязывали корнем кедра, чтобы не треснули.

Хомич Л.В., Ириков С.И., Аюпова Г.Е.,
"Тазовские селькупы": Очерки традиционной культуры/
Под ред. канд. ист. наук Л.В. Хомич. -

СПБ.: филиал изд-ва "Просвещение", 2002 г. 

 

 

 

Оленья упряжь

 

Оленья упряжь состоит из пояса, который накидывается на спину и охватывает бока оленя ближе к передним ногам и лямки, которые ложатся на шее оленя сзади, задерживаясь выступающим шейным позвонком, и концами прикрепляется к концам пояса. Лямка с обеих сторон соединялась с поясом посредством толстого ремня, продетого через петли на концах лямки и пояса. К соединительному ремню привязывался потяг, проходящий между ногами оленя. Лямка и пояс делались из сыромятной кожи. Мелкие вязки – из ровдуги. Потяг, вожжа и соединительный ремень – из шкуры лося. У передового оленя на поясе слева привязывался крючок, выточенный из рога или дерева, для поддержки вожжи.

Пояс (туловищная веревка)

Ремень подгрудный

Крючок - приспособление для закладывания повода

Головная часть упряжки состояла из двух костяных пластинок, приходящихся над надбровными дугами, и двух нащечных пластин. Первая пара завязывалась позади рогов оленя, вторая под шеей. Все пластинки соединялись между собой ремнем. С левого боку у конца нащечной пластинки привязывалась вожжа.

Недоуздок ведущего оленя

Пластина лобная

 

Все пристяжные  связаны друг с другом ремешком, идущим от лямки и пояса рядом стоящего слева оленя к недоуздку на голове оленя, стоящего справа.

 

Для крепления упряжи к нарте в верхнем конце полоза высверлено отверстие, к которому на ремнях привязан деревянный или костяной блок. В блоке отверстия: одно круглое, через которое он привязан к нарте, и другое прямоугольное, через которое проходит потяг.

По материалам дипломной работы

"Краеведческий музей: культурно-экологическая и образовательная функции"

студентки 6 курса Института народов Севера

Кагилевой М.Г.

г. Санкт-Петербург, 2008 г.

 

 

Выставка рисунков «Мы против коррупции!»

Коррупция – это проблема, которая касается абсолютно всех граждан страны. Коррупция не исчезнет до тех пор, пока в сознании людей не сформируется нетерпимое отношение к любым проявлениям коррупции и уйдет система двойных стандартов. 

24 декабря 2019 года Краеведческий музей подвел итоги творческого конкурса плакатов и рисунков «Мы против коррупции». Цель конкурса была направлена на формированиеантикоррупционного общественного мнения и нетерпимости по отношению к коррупции, а также на  вовлечение общества в реализацию антикоррупционной политики. 

В конкурсе активное участие приняли  воспитанники детского общественного объединения «Мы вместе» МУ «Центр молодежных инициатив».

 Победителями конкурса стали:

1 место – Иванова Раиса, 16 лет.

2 – место – Ситников Александр, 14 лет.

3 – место Брянцева Юлия, 15 лет.

 

По завершении конкурса сотрудники музея организовали выставку «Мы против коррупции» на которой можно увидеть советские плакаты о противодействии коррупции, лучшие работы конкурсантов национального полуфинала Международного молодежного конкурса  социальной антикоррупционной рекламы «Вместе против коррупции!»,  а также творческие работы, выполненные воспитанниками ДОО «Мы вместе» МУ «Центр молодежных инициатив». 

     

 Иванова Раиса, 16 лет

 Ситников Александр, 14 лет

 Брянцева Юлия, 15 лет